О брахмане по имени Шинцзир

Материал из Buddha World.

Так было однажды услышано мною. Победоносный пребывал в Шравасти, в саду Джетавана, который предоставил ему Анантхапиндада. В то время той местности жил один знатный и богатый брахман по имени Шинцзир, у которого не было сына. Он направился к шестерым брахманским учителям и спросил у них об этом. Шестеро учителей сказали:

- Нет никаких примет, что у тебя будет сын. Брахман свернулся домой, облачился в грязные одежды и удалился в скорбные покои. Пребывая в большой печали, он думал так: "Нет у меня сына, и если болезнь оборвет мою жизнь, то моим домом и богатством завладеет царь". Случилось, однако, что жена брахмана подружилась с одной монахиней, и та монахиня пришла к ним в дом. Увидев опечаленного, убитого горем брахмана, она спросила у его жены:

- Чем так опечален твой муж? И жена брахмана ответила:

- У нас нет сына, муж спрашивал у шестерых учителей, а они сказали: "Нет примет, что у тебя будет сын", вот он и горюет. Тогда монахиня сказала:

- Шестеро учителей не всеведущи, откуда им знать причину и следствия явлений? В миру пребывает Татхагата. Все он познал и во все проник, поэтому не скрыто от него ни прошлое, ни будущее. Почему бы не спросить у него, будет или нет у вас сын? Когда монахиня ушла, жена брахмана рассказала мужу о ее словах, и обрадовался брахман, взвесив слова монахини, и уверовал в них. Он тут же надел новое платье и пошел туда, где находился Победоносный. Придя к нему, он коснулся главой стопы Будды и спросил Победоносного:

- Победоносный! Дано ли мне иметь сына? И Победоносный отвечал:

- Брахман, у тебя будет сын, обладающий к тому же благой заслугой. Когда он вырастет, то захочет принять монашество. Безмерно возликовал брахман, услышав эти слова Победоносного.

- Не страдаю я больше, - сказал он, - заиметь бы только сына, а там пусть он и монашество принимает.

- С этими словами брахман пригласил Победоносного и монашескую общину прийти ж нему на угощение. А Победоносный, больше ничего не сказав, принял его приглашение. На следующий день с наступлением полудня Будда вместе с общиной пришел в дом брахмана и занял приготовленное ему место. Брахман с женой почтительно поднесли угощение, и, отведав его, Будда с общиной удалился. На их пути находился луг, где был родник с чистейшей водой. Здесь Будда и монашеская община отдохнули. Каждый из них, зачерпнув ключевой воды, омыл чашу для сбора подаяния, руки и ноги. В это время туда прибежала обезьяна, и пыталась взять у Ананды его чашу для сбора подаяния. Боясь, что чаша окажется разбитой, Ананда не дал ее. Тогда Победоносный сказал Ананде:

- Дай обезьяне чашу! Ананда отдал обезьяне чашу, а та залезла на дерево и, набрав в чашу меду, поднесла ее Победоносному.

- Очисти мед от сора! - повелел Победоносный. Тогда обезьяна очистила мед от остатков насекомых и другого сора, и отдала чашу. Победоносный принял чашу и сказал:

- Смешайте мед с водой и подайте мне! Мед смешали с водой и вручили чашу Победоносному. Победоносный разделил ее содержимое между членами общины, и каждому хватило вдоволь. Тогда обезьяна, видя подобное, очень обрадовалась, запрыгала, затанцевала на дереве и, сорвавшись вниз, разбилась. Тут же она возродилась сыном брахмана в чреве его жены, которая понесла и спустя должное количество месяцев родила необычайно красивого ребенка. При рождении ребенка все сосуды в доме брахмана наполнились медом. Брахман с женой очень удивились и позвали гадальщика. Гадальщик, взглянув на приметы ребенка, спросил:

- Какие знамения или другие удивительные вещи случились при рождении ребенка?

- При рождении ребенка все сосуды в доме наполнились медом, - ответили ему. И ребенок получил имя Чжанцзицок, что означало "Превосходный мед". Мальчик рос попечениями родителей, а когда вырос, то попросил у них разрешения уйти в монашество. Но родители, привязанные к сыну, не разрешили. Снова и снова просил юноша разрешения, говоря:

- Папа и мама, если вы будете мне препятствовать, то я решу покончить с жизнью, ибо не могу пребывать в мирской суете. Посоветовались между собой родители юноши я сказали один другому:

- Победоносный еще раньше говорил, что сын вступит в монашество. Если будем препятствовать, то он расстанется с жизнью, поэтому надо разрешить. - И, решив так, они сказали: - Сын, позволяем исполнить твое желание и иступить в монашество. Обрадовавшись, юноша пошел туда, где находился Победоносный, припал головой к его стопам и попросил принять его в монашество.

- Приди во благе! - сказал Победоносный. И тут волосы на голове и лице юноши сами собой сбрились, и он стал монахом. Затем благодаря подробному наставлению в Учении о четырех благородных истоках его мысли полностью освободились. Вся скверна сошла с него, и он стал архатом. Когда вместе с другими монахами он отправлялся творить благо живым существам, то в случае жажды или усталости чаша для подаяния, брошенная им в небо, сама собой наполнялась медом, и все сообща пили из нее. Тогда Ананда спросил Победоносного: - Что за благую заслугу сотворил монах Чжанцзицок, если, вступив в монашество, так скоро стал архатом и обрел исполнение своих желаний? Тогда Победоносный, в свою очередь, спросил Ананду:

- Ананда, помнишь ли ты брахмана по имени Шинцзир, который в свое время сотворил нам угощение? Ананда, а помнишь ли, что, когда ты завершил трапезу и отдыхал на лугу, одна обезьяна взяла у тебя чашу для сбора подаяния и, наполнив ее медом, поднесла мне, а потом, прыгая и танцуя от радости, сорвалась с дерева и поменяла жизнь?

- Помню, - последовал ответ.

- Так вот, Ананда, - сказал Победоносный, - обезьяна, которая в то время поднесла мне мед, - это я есть ныне монах Чжанцзицок. За то, что, увидав Будду Победоносного, обезьяна от всего сердца поднесла ему мед, она возродилась сыном того брахмана, ребенком прекрасного облика, который очистился от скверны, вступив в монашество. Тогда Ананда, преклонив правое колено, обратился к Победоносному с такими словами:

- Что за греховный поступок совершил этот монах, если родился в облике обезьяны? И Победоносный рассказал Ананде следующее. В давние времена, когда в мир явился будда Кашьяпа, один молодой, новообращенный монах увидал, как другой монах перепрыгнул через канаву.

- Ты проворен, словно обезьяна, - оказал ему молодой монах.

- А знаешь ли ты, кто я? - спросил молодого тот, другой монах.

- Почему же не знаю? Ты обычный монах будды Кашьяпы, - ответил молодой монах.

- Не насмехайся надо мной! - сказал тот монах. - Я монах не только по названию, я обрел и четыре благих плода монашества. Услышав эти слова, молодой монах так перепугался, что даже волоски на его теле встали дыбом. Он пал на землю и стал просить прощения, полностью раскаявшись. За свое полное раскаяние он не возродился в аду живых существ, но за насмешку над архатом он на протяжении пятисот перерождений всегда рождался обезьяной. Однако, благодаря тому что он некогда вступил в монашество, и соблюдал правила моральной дисциплины, встретившись с Буддой, точно омывшись, он избавился от всех страданий.

- Ананда, нынешний Чжанцзицок и был в то время тем молодым монахом. Тут Ананда и многочисленные окружающие, выслушав слова Будды, в один голос воскликнули:

- Необходимо следить за всем, что вершишь телом, речью и помыслом. Монах тот не следил за тем, что вершил речью, и вот какое воздаяние получил за это!

- Именно так, как ты говоришь, Ананда, - отозвался на это Победоносный. И он дал подробные наставления по четырем благородным истинам, в результате чего у присутствующих все вершимое телом, речью и помыслом исполнилось чистоты, а мысли освободились от скверны. Поэтому некоторые вступили в поток, обрели благо одного возвращения, невозвращения и архатства. Другие породили помысел о наивысшем духовном пробуждении. Некоторые же стали пребывать на стадии анагаминов. И все окружающие возрадовались словам Победоносного.

Магазин
Магазин
Ринпоче Пема Рандрол в январе в "Белых облаках"
Ринпоче Пема Рандрол в январе в "Белых облаках"
Наверх