Дакини в буддизме

Материал из Buddha World.

Вопреки хронологическому порядку скажем сначала несколько слов о дакини в позднем эзотерическом буддизме, то есть в индо-тибетском тантризме после VIII или IX века. По объяснению Снеллгроува, слово «дакини» в индо-тибетском тантризме более или менее синонимично слову «йогини»; но само слово «йогини» двусмысленно — с одной стороны, оно может означать ведьм-демониц женского пола, довольно близких как раз к дакини, с другой — женщин-аскеток, адепток йоги (простая форма женского рода от «йогин»). В индо-тибетском тантризме слово «дакини» может означать прежде всего йогини-аскеток, которые вместе с йогинами (в этом случае называемыми «дака» — форма мужского рода от «дакини») собираются на тайные празднества в сакральных местах; согласно строгим ритуалам эти йогины мужского и женского пола принимают пищу (куда могут входить моча, экскременты, кровь, сперма и человеческая плоть; этот набор называется Пятью Амброзиями), пьют жидкости, поют и танцуют и наконец совокупляются (в действительности все это может — или иногда должно— пониматься чисто символически).

В Великом Блаженстве, следствии этого собрания-брака (санвара), йогины-мужчины идентифицируют себя с Херукой, а женщины — с его женским соответствием Ваджраварахи. С другой стороны и, вероятно, в связи с этим значением то же слово «дакини» может означать важнейших богинь, таких, как Пять йогини (Найратми, Ваджра, Варийогини, Гаури и Ваджрадакини), в браке (или идентифицируемые) с Пятью высшими буддами (Акшобхья, Вайрочана, Амитабха, Ратнасамбхава и Амогхасиддхи), браке, представляющем собой высшее единство существования (санвара). В иконографии дакини изображаются свирепыми чернокожими богинями, украшенными Пятью Печатями (диадемой, ушными украшениями, ожерельями, браслетами и поясами); у них одно лицо с горящими глазами и по две руки, в правой из которых они держат секач, а в левой — чашу из черепа; у них есть также кханванга, лежащая на левом плече; одетые в тигровую шкуру на бедрах, они стоят на распростертых трупах.

Все это определяется явно выраженным стремлением к ужасному, дикому, эротическому или нечистому, которое характерно для некоторых форм буддийского тантризма и может рассматриваться как следствие желания выйти за пределы всяких социальных норм и всякого сопротивления со стороны рассудка. Означает ли слово «дакини» спутниц аскетов, с которыми те вступают в связь под конец экстатических празднеств, или высших богинь, — оно, несомненно, было выбрано с одной и той же целью «ниспровержения ценностей», по причине мифологической коннотации «ужасное, пугающее, мрачное…», которую этот термин мог иметь в индуистском контексте.

Если вернуться теперь к более ранней форме тантризма, известной прежде всего по китайским переводам эпохи Тан, то следует отметить, что в целом дакини упоминаются в них очень мало. Действительно, о них идет речь практически всего лишь в одном относительно пространном тексте. Но этот текст, представляющий собой пассаж из главы «Сокровищница Общих формул» в комментарии к «Махавайрочана-сутре» («Дайнити-кё», т. е. «Сутре Будды Великого Солнца», если обычный титул этого будды перевести буквально; этот комментарий был составлен монахом Исином до 727 г. в соавторстве с переводчиком сутры — Шубхакарасимхой), имел капитальное значение в том, что касается развития верований и культа дакини (или Дакини-тэн) в Японии. Речь идет о мифе, в котором будда Махавайрочана, превращенный в Махакалу, естественный глава дакини, подчиняет последних путем их поедания, потому что они едят «сердце» людей, которые умрут через шесть месяцев. Это типично тантрический миф об укрощении в том смысле, что здесь «укротитель ведет себя так, как обычно укрощаемый» (т. е. если укрощаемый свиреп, укротитель поступает еще более свирепо; если укрощаемый похотлив, укротитель еще похотливей, и т. д.), рассказан как пояснение Формулы дакини, приведенной в тексте «Сутры» (в переводе, данном ниже, мы опустили некоторые повторы).

«Далее, Формула дакини. В мире есть такие, кто практикует это магическое искусство и отличается Мастерством в искусстве Чар это дакини. Они способны распознавать людей, которые скоро умрут; за шесть месяцев они распознают их, а распознав, применяют такой метод они берут их сердце и едят его. Если они так поступают, это потому, что в человеческом теле есть нечто «желтое» именно его называют «желтое человека», как есть «желтое коровы»; те, кто его ест, приобретают способность к величайшим магическим Свершениям (санскр. сиддхи), поскольку им ничто не мешает ни двигаться по воздуху, ни ходить по воде, они могут за один день попасть во все Четыре Области и получить все по своему желанию. Кроме того, они могут разными способами властвовать над людьми; тех, кто испытывает к ним отвращение, они подчиняют и заставляют их испытывать самые страшные муки и болезни. Однако посредством этого искусства дакини не могут убивать людей; им необходимо через себя самих заняться магическим искусством предвидения; распознав людей, которые умрут через шесть месяцев, они магическим способом овладевают их сердцами. Забрав таким образом их сердце, они должны заменить его сердце другим предметом, в результате чего люди не умирают сразу; когда настает момент встречи со смертью, они гибнут внезапно.

В целом этим великим Мастерством обладают якшини; они принадлежат Махакале, то есть Великому Черному Духу.

Махавайрочана, пожелав заклясть этих демониц Разделом Закона Подчинения Трех Миров (Трилокавиджайя), по волшебству превратился в Великого Черного Духа и явился в колоссальных обличьях, бесконечно больше их. Он покрыл тело слоем пепла и, отправившись в джунгли санскр. ашави, «нетронутая земля», с помощью магии созвал всех дакини. И сделал им внушение в таких словах “Раз вы все время едите людей, теперь точно так же я буду есть вас!” И проглотил их одним глотком; однако он не убил их, а, подчинив, выпустил, потребовав обещания, что они будут воздерживаться от всякой мясной пищи. Тогда они сказали ”Мы получаем все для жизни, питаясь мясом; как мы теперь будем поддерживать свою жизнь” Будда сказал им “Я позволяю вам питаться сердцами мертвых людей”. Они ему сказали “Когда люди готовятся умереть, великие якши, зная, что жизнь тех иссякает, приходят, чтобы первыми их съесть; как же мы сможем получить сердца этих мертвецов” Будда сказал им “Я укажу вам Формулу и Печать, которые позволят распознать за шесть месяцев тех, кто должен умереть; распознав же, вы защитите их при помощи магии, чтобы они не боялись ущерба; а когда их жизнь подойдет к концу, я разрешаю вам взять их и съесть”.

Так Будда сумел мало-помалу вывести их на правильный Путь. Вот почему есть такая Формула — «Хридая». Эта Формула изгоняет скверну из этого извращенного искусства дакини».

«Махавайрочана-сутра» и комментарий И-сина к ней входили, несомненно, в число самых читаемых и изучаемых сочинений за всю историю Японии («Каталог буддийских текстов», приложенный к Канону, изданному Тайсё, включает около 144 комментариев и подкомментариев к этим текстам, но, конечно, это не всё…); и тем не менее всем хорошо известно, что комментарий И-сина написан торопливо и не слишком тщательно (именно в связи с этим школа Сингон говорит о «непорядках текста», почтительно объясняя их нарочитым желанием автора, чтобы тайные знания не были по неосторожности разглашены профанам; но отнесемся к этому объяснению так, как оно того заслуживает). В рассказе, перевод которого только что был приведен, можно найти пример таких «непорядков текста» в начале автор исходит из того, что дакини знают «магическое искусство», позволяющее за шесть месяцев распознавать людей, которым предстоит умереть; а в конце рассказа Будда указывает им Формулу (и Печать — но она будет описана только в одной из последующих глав), лишь дублирующие то «искусство», каким они уже владели…

В комментарии Лян-би, составленном по императорскому приказу и основанном, несомненно, на учении Амогхаваджры, в отношении фразы «Тот велел ему пойти взять головы тысячи царей, чтобы принести их в дар богу-духу Махакале-Великому-Черному, живущему на кладбище» можно прочесть следующее: «Сутра гласит “Тот велел ему пойти взять головы тысячи царей, чтобы принести их в дар богу-духу Махакале-Великому-Черному, живущему на кладбище”. Объяснение. Слова “на кладбище” означают место, где живет бог. … Этот Великий-Черный бог-дух = Махакала — бог сражений. Если его почитаешь, твоя сила растет, и во всем, что ни предпримешь, ты одержишь победу; вот почему ему поклоняются. Как можно его познать Учитель Трех Корзин Амогхаваджра, цитируя одну особую книгу на санскрите, в самом деле говорит так. В “Махамаюри-сутре” сказано.

“К востоку от города страны Уддияны есть лес, именуемый Шмашана “груда трупов” — здесь по-китайски его называют “Лес Трупов” Шитавана — название одного кладбища в Раджагахе. Этот Лес имеет одну йоджану в длину и столько же в ширину. Есть Великий-черный бог-дух — это Превращенное тело Махешвары “Великого Властелина” — одно из самых обычных имен Шивы; он всегда странствует по Лесу ночью вместе с бесчисленными демонами-духами — его прислужниками. Те тот — подлежащее в последующих фразах может иметь двоякий смысл обладают великой сверхъестественной мощью и множеством редкостных сокровищ; они также имеют средство, скрывающее внешний облик, и средство долголетия; движутся они по воздуху. Поставляя свои фантасмагорические средства, они торгуют с людьми; но берут взамен только кровь и плоть живых людей. Они требуют сперва пообещать им определенную массу крови и плоти и взамен продают чудодейственные средства и другие предметы. Люди, желающие пойти на это, сначала требуют защитить тело Священной силой (санскр. адхиштхана) Чар и потом производят обмен. Если кто-то не защитился Священной силой, у тех демоны-духи, скрыв их внешний облик, похищают плоть и кровь, которых в результате становится меньше. Так они берут в таком количестве кровь и плоть из тела этих людей; сколько они берут, на столько крови и плоти становится меньше; и однако, поскольку они не предназначают этот объем крови и плоти в качестве платы за выполнение согласованного договора, они в конце концов забирают кровь и плоть всего человека, и получается, что, так и не обеспечив обещанной заранее массы, он не может получить никаких желанных чудодейственных средств. Те же, кто применил к себе Священную силу, могут меняться и получать драгоценные раковины, средства и прочие вещи; тогда все, что они делают, осуществится согласно их желаниям. Если хочешь почтить этих демонов-духов (или Махакалу), может сгодиться только кровь и плоть людей. Он Махакала, или они — демоны-духи обладает великой силой и покровительствует людям, поступки которых храбры и свирепы; что касается сражений и прочих подобных вещей, эти люди всегда одержат победу”. Вот почему можно узнать, что Великий-Черный бог-дух — это дух сражений».

Хотя текст нигде не упоминает дакини и не уточняет пола «демонов-духов», находящихся под началом Махакалы, их действия кажутся настолько похожими на действия дакини из Комментария к «Махавайрочана-сутре», что есть сильное искушение счесть тех и других близкими родственниками. Во всяком случае, ниже мы увидим, что некоторые буддийские ученые японского средневековья, похоже, думали именно так. Махакала и его свита, таким образом, часто бывают на поле боя или на диких землях, или же появляются на кладбище; они ассоциируются с мрачной и страшной атмосферой черной магии, с трупами, с кровью и плотью живых людей и с магическими средствами…

Именно в такой атмосфере дакини впервые и появляются в японском буддизме.

Магазин
Магазин
Буддийские храмы
Буддийские храмы
Наверх