Бодхидхарма

Материал из Buddha World.

Буддизм пришел в Китай 2000 лет назад. Уже в 65 г. н. э. сообщалось о коммуне буддистских монахов живших под королевским покровительством в северной части провинции Кяньгсу, неподалеку от места рождения Конфуция, так что первые монахи прибыли туда, очевидно, лет на сто ранее. С тех пор десятки тысяч монахов из Индии и Центральной Азии приходили в Китай по суше и по морю, но среди тех, кто принес учение Будды в Китай, ничье влияние нельзя сравнить с влиянием оказанным Бодхидхармой.

При жизни никому не известный кроме нескольких учеников, Бодхидхарма является Патриархом для миллионов дзен-буддистов и учеников кунг-фу. Он является так же объектом множества легенд. Считается, что помимо Дзен и кунг-фу Бодхидхарма принес в Китай и чай. Что бы не засыпать во время медитаций, он обрезал себе веки, и там, где они упали, выросли чайные кусты. С тех пор чай стал напитком не только монахов, но и всех на Востоке. Верный этой традиции, художники неизменно наделяют Бодхидхарму выпуклыми глазами, лишенными век.

Как это часто бывает с легендами, факты невозможно отделить от вымысла. Даты его жизни неопределенны; я даже знаю ни одного ученого, который вообще сомневается в том, что Бодхидхарма вообще существовал. Тем не менее, рискуя писать о человеке, которого никогда не было, я набросал примерную биографию, основываясь на самых ранних рукописях и на некоторых догадках, что бы дать фон тем проповедям, которые приписываются ему.

Бодхидхарма родился около 440 г. в Канчи, столице Южно-Индийского царства Паллава. Он был брамином по происхождению и третьим сыном короля Симхавармана. Еще в молодости он обратился в буддизм и позднее получил наставления от Праджнятары, которого отец пригласил из древнего центра буддизма Магадхи. Именно Праджнятара велел Бодхидхарме отправиться в Китай. Поскольку традиционный наземный путь был перекрыт гуннами, и поскольку Паллава имела торговый связи со всей Восточной Азией, Бодхидхарма отплыл на корабле из ближайшего порта Махабаллипурам. После трехлетнего путешествия по берегам Индии и Малайского полуострова, он в конце концов прибыл в Китай в 475 г.

В то время страна была разделена на династии Северный Вэй и Лю Сунг. Раздел Китая на ряд северных и южных династий начался в начале третьего века и продолжался пока страна не была объединена под династией Сюи в конце шестого века. Именно в этот период разъединения и междоусобных раздоров индийской Буддизм развился в китайский Буддизм, где на севере основное внимание уделялось медитации и магии, а на более интеллектуальном юге предпочитали философские дискуссии и интуитивное понимание основ.

Когда Бодхидхарма пришел в Китай, там уже было около 2 000 храмов и 36 000 верующих на Юге. На Севере по переписи 477 г. насчитывалось 65 000 храмов и около 80 000 прихожан. Менее 50 лет спустя была проведена еще одна перепись, которая показала на Севере 30 000 храмов и 2 000 000 прихожан, то есть примерно 5% населения. Сюда, разумеется, входило много людей, который старались избежать налогов и воинской повинности, или искали защиты церкви по иным, не религиозным соображениям. Однако, ясно, что Буддизм получил распространение среди простого народа к северу от Янцзы. На Юге он, в основном, оставался религией образованной элиты вплоть до шестого века.

После прибытия в порт Нахай , Бодхидхарма, вероятно, посетил буддистские центры на Юге и начал учить Китайский язык, если, конечно, он не сделал этого ранее по пути из Индии. Согласно книге Тао-Юаня «Трансмиссия Лампы», законченной в 1002 г., Бодхидхарма прибыл на Юг в конце 520 годов и был приглашен в столицу Ченьканг на аудиенцию к императору Ву из династии Лянг, преемника Лю Сунга. Во время этой беседы император спросил о заслугах получаемых за выполнение религиозных работ и Бодхидхарма ответил доктриной пустоты. Император не понял ответа и Бодхидхарма ушел. Однако самые ранние источники не упоминают о такой встрече.

Во всяком случае Бодхидхарма переправился через Янцзы, согласно легенде – на пустом тростнике, и поселился на Севере. Сначала он остановился неподалеку от столицы Северного Вэя, Пингченя. В 494 г., когда император Хсяо-Вэн перенес свою столицу на Юг, в Лоянь на северном берегу реки Ло, большинство монахов, живших в окрестностях Пингченя, переехали тоже, и Бодхидхарма, возможно был среди них. Согласно книге Тао-Хсуяня «Жизнеописания примерных монахов», первая часть которой была написана в 645 г., Бодхидхарма принял монашество под именем Шень-Фу. Когда столица переместилась в Лоянь, Бодхидхарма переехал на Юг. Поскольку для посвящения требуется трехлетнее послушничество, Бодхидхарма, видимо уже находился на Севере к 490 г. и достаточно хорошо к тому времени говорил на китайском.

Несколько лет спустя, в 496 г., император распорядился построить храм Шаолинь на горе Сунг, в провинции Хонанг, на юго-восток от Лояня – храм, который существует и сейчас (хотя, в основном, как объект туризма), был построен не для Бодхидхармы, а для другого мастера медитации из Индии. Но несмотря на то, что дзен-мастера приходили и уходили в храме, за последние 1500 лет, Бодхидхарма является единственным монахом, имя которого все, за исключением разве что историков буддизма, связывают с храмом Шаолинь. Именно здесь, на западном Шаолиньском пике горы Сунг, Бодхидхарма, говорят, провел девять лет в медитации, сидя лицом к стене пещеры в миле от храма. Позднее Шаолинь прославился обучением монахов кунг-фу, и Бодхидхарма знаменит тем, что он положил начало этому искусству. Выходец из Индии, он, несомненно, обучал учеников какой-нибудь форме йоги, однако ни один из ранних источников не упоминает о том, что он обучал каким0нибудь упражнениям или боевым искусствам.

К 500 г. Лоянь был одним из крупнейших городов мира с более чем полумиллионным населением. Когда умер император Хсунь-ву и в 516 г. правление перешло к императрице Доуаджер Линг, то одним из ее первых актов был приказ построить храм Юнь-Нинг. Сооружение этого храма и его пагоды высотой 120 метров, почти опустошило императорскую казну. Согласно запискам Лояньских храмов, составленных в 547 г. Янг Хсуан-Чихом, звучание золотых ветровых труб, развешенных по карнизам храма, можно было слышать на расстоянии трех миль, а верхушка пагоды была видна на расстоянии свыше тридцати миль. В отчете Янга есть и заметки о монахе с Запада по имени Бодхидхарма, который назвал храм самой внушительно постройкой, какую он когда либо видел. Поскольку храм был построен до 516 г. и был уничтожен огнем в 534 г., Бодхидхарма должно быть был в столице около 520 г. В ранних источниках говорится, что он путешествовал по всей территории Лоянь, перемещаясь со сменой сезонов. В столице, однако, он должен был останавливаться в храме Юнь Минг. Не следует путать его с храмом Юнь-Нинг. Храм Юнь Минг был построен на несколько лет раньше как центр для монахов-иностранцев. До начала массовой эвакуации города во время крушения Северного Вэя в 534 г., в храме проживало 3 000 монахов даже из столь отдаленных храмов как Сирия.

Несмотря на вспышку популярности Буддизма в Китае, Бодхидхарма нашел лишь несколько учеников. Помимо Шень-Фу, который переехал на Юг вскоре после посвящения в монахи, упоминаются лишь ученики Тао-ю и Хуи-к'о, которые, судя по источникам, обучались у Бодхидхармы от пяти до шести лет. О Тао-ю говорится, что он понял Путь, но никогда не учил никого. Именно Хуи-к'о доверил Бодхидхарма свою рясу и чашу, и согласно Тао-Хсуяню, экземпляр «Ланкаватара Сутры» в переводе Гунабхадры. Однако в проповедях, приводимых здесь, Бодхидхарма цитирует преимущественно «Нирвана Сутру», «Аватамсака Сутру», и «Вимилакирти Сутру», не используя терминологии, характерной для «Ланкаватара Сутры». В своей «Трансмиссии Лампы» Тао-юань пишет, что Бодхидхарма, вскоре после того как он передал патриаршество своей линии Хуи-к'о, умер в 528 г. на пятый день десятого месяца, отравленный ревнивым монахом. Биография Бодхидхармы, написанная Тао-хсуянем ранее, говорит лишь, что он умер на берегу реки Ло, и не упоминает ни даты, ни причины его смерти. Согласно Тао-юаню, останки были погребены вблизи Лояня, в храме Тинглин на горе Медвежье Ухо. Тал-юань добавляет, что три года спустя государственный чиновник встретил Бодхидхарму идущего в горах Центральной Азии. Он нес посох, на котором висела единственная сандалия и сказал чиновнику, что возвращается в Индию. Сообщение об этой встрече побудило в других монахах любопытство, и они решились вскрыть могилу Бодхидхармы. Внутри могилы они обнаружили только единственный сандалий, и с тех пор Бодхидхарму всегда изображают несущим посох, с которого свисает недостающая сандалия.

После убийства императора Хсяо-ву в 534 г. Северный Вэй разделился на Восточную и Западную династии и Лоянг подвергся нападению. Поскольку могучее семейство Као из Восточной Вэй было известно своим покровительством Буддизму, многие монахи, жившие в Лояне, включая Хуи-к'о перебрались в столицу Восточной Вэй, Е. Там Хуи-к'о впоследствии встретил Тао-линя. Тао-лин работал сначала в Лояне, а затем в Е составляя предисловия и комментарии к новым переводам буддистских сутр. Встретив Хуи-к'о он заинтересовался подходом Бодхидхармы к Буддизму и написал небольшое предисловие к проповеди «Практика в общих чертах». В этом предисловии он говорит, что Бодхидхарма прибыл их Южной Индии и после его прибытия в Китай, ему встретились лишь два стоящих ученика: Хуи-к'о и Тао-ю. Он сказал также, что Бодхидхарма учил медитации на стены и четырем практикам, описанным в данной проповеди.

Если это все, что мы знаем о Бодхидхарме, то почему же тогда он наиболее знаменит из всех тех миллионов монахов, которые изучали Дхарму в Китае и учили ей? Причина в том, что лишь он, считается, принес Дзен в Китай. Конечно, дзен, как медитация, проповедовался и практиковался в течение нескольких столетий до того, как пришел Бодхидхарма. И многое из того, что он смог сказать относительно доктрины, было сказано ранее – например, Тао-шень говорил об этом на много сотен лет раньше. Но у Бодхидхармы подход к Дзен уникален. Как он говорит в этих проповедях: «Видеть свою природу – это дзен… Ни о чем не думать – это дзен… Все, что выделаете – это дзен.» В то время как другие рассматривали Дзен как очищение ума иди как ступеньку на пути к состоянию Будды, Бодхидхарма уравнял Дзен с состоянием Будды, а состояние Будды с умом, с повседневным умом. Вместо того, что бы говорить своим ученикам, что бы они очищали свои умы, он указал им на каменные стены, на движения тигров и журавлей, на пустой тростник плывущий через Янцзы, на единственную сандалию. Дзен Бодхидхармы был Дзеном Махаяны, а не Хинаяны, мечом мудрости, а не подушкой для медитаций. Как и другие мастера, он несомненно наставлял своих учеников в буддистских дисциплинах, медитации и доктрине, но он использовал данный ему меч Праджнятары, что бы освободить их умы, отсекая их от правил, трансов и священных писаний. Однако, такой меч трудно взять в руку и трудно им пользоваться. Неудивительно, что его единственный преемник Хуи-к'о был одноруким.

Однако такое радикальное понимание Дзен начинается не с Бодхидхармы и не с Праджнятары. Говорят, что однажды Брахма, господин творения, преподнес Будде цветок и попросил его проповедовать Дхарму. Когда Будда поднял цветок, его слушатели были озадачены, все кроме Кашьяпы, который улыбнулся. Так начался Дзен. И так он передается: при помощи цветка, каменной стены, крика. Такой подход, когда он стал известен Бодхидхарме и его последователям, произвел революцию в понимании и практике Буддизма в Китае.

Такой подход плохо передается в книгах, но в своей книге «Жизнеописания примерных монахов» Тао-хсуан, говорит, что учение Бодхидхармы было записано. Большинство ученых согласно с тем, что «Практика в общих чертах» - одна из таких записей, но относительно остальных трех приводимых здесь проповедях мнения расходятся. Все они долгое время приписывались Бодхидхарме, но в последнее время некоторые ученые предполагают, что эти три проповеди – работа более поздних учеников. Янагида, например, относит «Проповедь горного потока» к Школе Дзен Бычья Голова, которая процветала в седьмом и восьмом веках. Он полагает так же, что «Проповедь пробуждения» является работой восьмого века Северной Школы Дзен, а «Проповедь Прорыва» - работа Шеен-хсю, Патриарха Северной Школы в седьмом веке.

К сожалению доказательства, которые могли бы подтвердить или опровергнуть традиционную версию, отсутствуют. Вплоть до настоящего времени наиболее ранние известные копии этих проповедей относились к 14-му веку. Копии были сделаны с оригиналов династии Тянь (618-907) и находились в японской коллекции Канасава Бунко. Однако, после того как в Туньхуаньских пещерах, в Китае, были обнаружены тысячи буддистских рукописей династии Тянь, мы располагаем теперь копиями седьмого и восьмого веков. Совершенно ясно, что эти проповеди были записаны монахами очень ранними, имевшими непосредственную связь с линией Бодхидхармы. Если это был не Хуи-к'о и не один из его учеников, то, возможно, их записывал Тян-лин. Во всяком случае, в отсутствии убедительных свидетельств противоположного, я не вижу причины почему они не могут быть приняты как проповеди того человека, которому их приписывали на протяжении более чем 1200 лет.

У Бодхидхармы было мало учеников и та традиция Дзен, которая восходит к нему, не начинала своего расцвета в течение почти двухсот лет после его смерти. Учитывая спонтанность и отрешенность, которых требовал подход Бодхидхармы к Дзен, легко понять, почему этим проповедям предпочитались учения местных китайских дзен-мастеров. В сравнении с их проповедями, проповеди Бодхидхармы кажутся чужеродными и обнаженными. Я сам лишь случайно обнаружил их в издании Хуань-по «Сущность Трансмиссии Ума». Это было двадцать лет назад. С тех пор я очень полюбил их обнаженный Дзен и всегда удивлялся тому, почему они так мало популярны. Но популярны они или нет, но вот они появляются вновь. Прежде, чем они еще раз исчезнут в пыли книгохранилищ и библиотек прочитайте их внимательно раз-другой и поищите в них то, что Бодхидхарма принес в Китай: ищите отпечаток ума.

Ред Пайн

Бамбуковое озеро, Та-вань

Год Большого Золотого Тигра


На главную страницу "Мир Будды", Новости буддизма

Магазин
Магазин
В августе Его Святейшество Далай-лама посетит Эстонию
В августе Его Святейшество Далай-лама посетит Эстонию
Наверх