Анатталаккхана cутра

Материал из Buddha World.

АНАТТАЛАККХАНА СУТРА (Самьютта Никая, XXII, 59)

Рассуждение о свойствах не-я.

Я слышал, что однажды Благословенный остановился в Варанаси, в "убежище игр" Исипатаны. Там он обратился к группе пяти монахов.
Тело, бхикшу, это не я. Будь оно я, оно бы не далось болезням. И можно было бы сказать — "пусть моё тело будет таким. Пусть оно не будет таким". Но именно поскольку тело — не я, оно подвержено болезни. И невозможно сказать ему быть таким или сяким.
Чувство — не я. Будь оно я, оно бы не было подвержено болезни. И можно было бы сказать чувству — "пусть моё чувство будет таким. Пусть оно не будет таким". Но именно потому что чувство — не я, оно подвержено болезни. И нельзя сказать ему быть таким или этаким.
Восприятие — не я. Будь оно я, оно бы не было подвержено болезни. И можно было бы сказать чувству — "пусть моё восприятие будет таким. Пусть оно не будет таким". Но именно потому что восприятие — не я, оно подвержено болезни. И нельзя сказать восприятию - будь или не будь таким.
Умственные процессы — не я. Будь они я, мышление не было бы подвержено расстройству. И можно было бы сказать умственным процессам — "пусть они будут такими. Пусть они такими не будут". Но именно потому что умственные процессы — не я, они подвержены болезни. И нельзя сказать мышлению - будь или не будь таким.
Сознание — не я. Будь оно я, сознание не было бы подвержено расстройству. И можно было бы сказать о сознании — "пусть оно будет таким. Пусть оно таким не будет". Но именно потому что сознание — не я, оно подвержено болезни. И нельзя сказать сознанию - пусть сознание будет или не будет таким.
Как вы считаете, бхикшу — тело постоянно или непостоянно?
— Непостоянно, владыка.
А то, что непостоянно — легко или беспокойно?
— Беспокойно, владыка.
И разве подходяще о непостоянном, беспокоящем, подверженном изменениям, думать: "Это моё. Это моё я. Вот что я."?
— Нет, владыка.
Как вы считаете, бхикшу — чувство постоянно или непостоянно?
— Непостоянно, владыка.
А то, что непостоянно — легко или беспокойно?
— Беспокойно, владыка.
И разве подходяще о непостоянном, беспокоящем, подверженном изменениям, думать: "Это моё. Это моё я. Вот что я."?
— Нет, владыка.
Как вы считаете, бхикшу — восприятие постоянно или непостоянно?
— Непостоянно, владыка.
А то, что непостоянно — легко или беспокойно?
— Беспокойно, владыка.
И разве подходяще о непостоянном, беспокоящем, подверженном изменениям, думать: "Это моё. Это моё я. Вот что я."?
— Нет, владыка.
Как вы считаете, бхикшу — мышление постоянно или непостоянно?
— Непостоянно, владыка.
А то, что непостоянно — легко или беспокойно?
— Беспокойно, владыка.
И разве подходяще о непостоянном, беспокоящем, подверженном изменениям, думать: "Это моё. Это моё я. Вот что я."?
— Нет, владыка.
Как вы считаете, бхикшу — сознание постоянно или непостоянно?
— Непостоянно, владыка.
А то, что непостоянно — легко или беспокойно?
— Беспокойно, владыка.
И разве подходяще о непостоянном, беспокоящем, подверженном изменениям, думать: "Это моё. Это моё я. Вот что я."?
— Нет, владыка.
Так что, бхикшу, какое бы то ни было тело — прошедшее, будущее или нынешнее, внутреннее или внешнее, грубое или тонкое, обычное или возвышенное, далёкое или близкое — на всякое тело при верном распознавании следует смотреть так — "Это не моё. Это не моё я. Это не то, что я есть".
И какое бы ни было чувство — прошедшее, будущее или нынешнее, внутреннее или внешнее, грубое или тонкое, обычное или возвышенное, далёкое или близкое — на всякое чувство при верном распознавании следует смотреть так — "Это не моё. Это не моё я. Это не то, что я есть".
И какое бы ни было восприятие — прошедшее, будущее или нынешнее, внутреннее или внешнее, грубое или тонкое, обычное или возвышенное, далёкое или близкое — на всякое восприятие при верном распознавании следует смотреть так — "Это не моё. Это не моё я. Это не то, что я есть".
И какое бы ни было чувство — прошедшее, будущее или нынешнее, внутреннее или внешнее, грубое или тонкое, обычное или возвышенное, далёкое или близкое — на всякое чувство при верном распознавании следует смотреть так — "Это не моё. Это не моё я. Это не то, что я есть".
И какое бы ни было мышление — прошедшее, будущее или нынешнее, внутреннее или внешнее, грубое или тонкое, обычное или возвышенное, далёкое или близкое — на всякий мысленный процесс при верном распознавании следует смотреть так — "Это не моё. Это не моё я. Это не то, что я есть".
И какое бы ни было сознание — прошедшее, будущее или нынешнее, внутреннее или внешнее, грубое или тонкое, обычное или возвышенное, далёкое или близкое — на всякое сознание при верном распознавании следует смотреть так — "Это не моё. Это не моё я. Это не то, что я есть".
Видя это, наставленный так благородный ученик освобождается от наваждения тела, наваждения чувства, наваждения восприятий, умственных процессов и сознания. Освободившись от чар, он становится бесстрастным. А бесстрастием он освобождается. С освобождением появляется знание — освобождён! Он понимает — рождение исчерпано, святая жизнь достигнута, задача выполнена. Ничего более для этого мира.
Вот что сказал Благословенный.
С радостью в сердце группа монахов восхищалась его словами. И когда давалось это объяснение, сердца пяти монахов путём отсутствия цепляния были освобождены из мысленных потоков.

Магазин
Магазин
Вьетнамский буддизм
Вьетнамский буддизм
Наверх